Анализ окклюзионных отпечатков:
 оценка характера стираемости зубов*

15.05.2015
 
Dr. Olaf Winzen
  • Президент Ассоциации гнатологов и зубных техников Германии
  • Член Международной Академии Гнатологии (IAG), USA.
  • Основатель и президент EUROCOMB (Европейской Ассоциации компьютерных технологий в функциональной диагностике).
  • Руководитель рабочей группы Bensheim «Функциональная диагностика и терапия в гнатологии», член Европейского Клуба стоматологических исследований.
  • Международный Эксперт по функциональному восстановлению и функциональному протезированию на имплантатах.
  • Член редакционного совета ряда международных журналов (CJDT, Team Work, Dental Dialogue, Spectrum, Digital Dental News).

Резюме

Информация о приеме пищи и процессе жевания на протяжении жизни каждого человека отражается в характерной стираемости окклюзионной поверхности зубов. Для расшифровки этой информации, мы описываем новый метод, который называется анализ окклюзионных отпечатков (OFA). Для интерпретации окклюзионных особенностей структурные параметры фасеток стираемости на жевательной поверхности зубов подсчитываются по цифровым моделям. OFA представляет собой индивидуальный трехмерный стоматологический окклюзионный компас, который показывает основные пути взаимодействия между антагонистами, показывая информацию о развитии, пространственном положении и увеличении фасеток стираемости. У людей развивается качественно схожая картина межкоронковых контактов, в то время как специфичные характеристики фасеток стираемости отражают индивидуальные окклюзионные взаимоотношения и функцию жевания. Мы предполагаем, что рисунок стираемости является уникальной характеристикой и, следовательно, он ценен для индивидуальной диагностики. Кроме того, мы предполагаем, что методика OFA после дальнейших доработок, может быть полезна для идентификации поведенческих, биологических и химических факторов, влияющих на морфологию коронковой части зубов.

Пространственные отношения зубных бугров формируют основные контактные площадки во время окклюзии (рис. 1). Характер фиссур и позиции бугров задают основные окклюзионные пути приинкурсионных и экскурсионных движениях антагонистов. Эти основные направления возможных движений, начиная с максимального межбугоркового положения моляров (центральная окклюзия), описываются как окклюзионный компас (Kordaβ и Velden, 1996; Douglass и De-Vreugd, 1997; Schulz, 2003, 2008; Schulz и Winzen, 2004) (рис. 1). Следовательно, можно отнести контактные пары фасеток стираемости, возникающих на окклюзионной поверхности верхних и нижних зубов, к специфичным движениям, начинающимся с максимального межбугоркового контакта. Характерные фасетки стираемости возникают на коренных зубах у современных человекообразных обезьян, Homo Sapiens и человекоподобных гоминидов (Maier и Schneck, 1981). Maier и Schneck (1981) описывали максимум 13 пар фасеток стираемости у соответсвующих бугров верхних и нижних коренных зубов дриопитеков (рис. 1). Фасетки различаются по количеству, размерам и форме в зависимости от стадии стираемости, общему количеству бугров и морфологии.

Количество фасеток стираемости увеличивается с зарождения оккклюзионных контактов до тех пор, пока не возникает выраженный износ зубов, когда фасетки стираемости пропадают из-за снижения относительной высоты рельефа коронок. У сильно изношенных зубов нет фасеток стираемости, так как на окклюзионной поверхности остается лишь ободок эмали, окружающий дентинную основу.

Следуя системе маркировки Maier и Schneck (1981) пары фасеток стираемости 1, 4, 5, и 8 описывают латеро-ретрузионные движения нижней челюсти. Фасетки 2, 3, 6 и 7 преобладают при латеро-протрузии. Более высокие номера фасеток стираемости соответствуют медиа-трузии, как основного движения нижней челюсти. У фасеток 9, 10 и 12, немедленное боковое смещение играет решающую роль, и фасетки 11 и 13, предположительно находятся в контакте во время медиа-протрузии (Ulhaas и др., 2007; Schulz, 2008). Контактные площадки и движения нижней челюсти находятся в тесном взаимодействии, по крайней мере, в течение короткого этапа окклюзии во время жевательного цикла. Очевидно, что кроме горизонтальных движений, движения вверх (суртрузия) и вниз (детрузия) нижней челюсти имеют большое значение для измельчения пищи. Нижнечелюстные суртрузия и детрузия, не берущиеся во внимание в двух-мерном окклюзионном компасе (рис. 1), возникают во время жевания в сочетании с горизонтальными движениями.

Рисунок. 1. Схематическое изображение дополнительных фасеток стираемости на верхних и нижних левых первых молярах, 1 класс окклюзии по Энглю; числовая система (1-13) по Maier и Schneck (1981).Стрелка указывает окклюзионное соотношение при максимальном контакте вершины медиального небного бугра верхних моляров (протокона) и центральной фиссуры нижних моляров. Круг на нижнем моляре отмечает положение вершины протокона во время максимального межбугоркового контакта. Пары фасеток 1, 4, 5 и 8 находятся в контакте во время латеро-ретрузии (голубой / красный). Пары фасеток 2, 3, 6, и 7 соответствуют латеро-протрузии (желтый / черный) и пары фасеток 9, 10 и 12 находятся в контакте во время медиа-трузиии непосредственного бокового смещения (зеленый / красный).
Пары фасеток 11 и 13 соответствуют медиа-протрузии (оранжевый / черный).Фасетки 7 и 10 нижнего первого моляра соответствуют второму верхнему премоляру и фасетки 2, 7 и 10 первого верхнего моляра находятся в контакте со вторым нижним моляром. Стоматологический окклюзионный компас в правой части рисунков (по Schulz, 2003) показывает основные направления горизонтальных окклюзионных движений для верхних моляров (сверху на рисунке) и нижних моляров (снизу на рисунке), латеро-трузию (LT), ретрузию (RT), латеро-протрузию (LPT), протрузию (PT), медиа-протрузию (MPT), медиа-трузию (MT), и непосредственное боковое смещение (ISS); например, окклюзионный компас показывает направленный дистально путь протрузии бугра-протокона нижнего моляра и медиально для верхнего моляра.

Латеро-протрузия характеризуется траекторией движений нижней челюсти между латеро-трузией и протрузией, образуя дистолингвальный путь с вершинами бугров верхних зубов в коронках нижних зубов и мезио-буккальное смещение с вершинами зубных бугров нижней челюсти в верхних зубах (рис. 1). Медиа-протрузия описывает движения между медиа-трузией и про-трузией в медиально-небном направлении у верхней челюсти и соответственно задне-щечно у нижних коренных зубов нижней челюсти.

Несмотря на то, что пути основных движений веерообразны, протрузия является единственным функциональным направлением, которое имеет фиксированные координаты, до тех пор, пока оба мыщелка нижней челюсти двигаются параллельно вниз и вперед (Ulhaas и др., 2007). Протрузия следует срединно-сагиттальной плоскости у моляров нижней челюсти дистально и моляров верхней челюсти мезиально.

Есть две небольших пороговых области на окклюзионном компасе: ретрузия, и непосредственное боковое смещение. Ретрузионное пространство представляет собой поле для движений нижней челюсти назад, в котором оба мыщелка попадают обратно в суставные областивисочной кости. Немедленное боковое смещение находится в трансверзальной плоскости, где мыщелок смещен медиально.

Следы стираемости возникают на контактных пунктах из-за взаимодействия антагонистов во время жевания. Зубы не восстанавливают свою исходную морфологию после завершения формирования эмали, и изменение поверхностей эмали можно наблюдать только в условиях морфологической перестройки окклюзионных поверхностей в следствие функции.

Это явление приводит к образованию индивидуальных пар фасеток стираемости аналогичных друг другу на окклюзионной поверхности зубов антагонистов (например, Crompton, 1971; Butler, 1973; Kay, 1977; Maier и Schneck, 1981; Ulhaas и др., 2007). Различные динамические воздействия приводят к постепенному изменению топологии жевательной поверхности. В ходе онтогенеза это может привести к значительной потери твердых тканей коронковой части зубов. Полученный рельеф, описанный далее, является вторичной морфологией.

Рисунок 2. (а) Пример компьютеризированной поверхности модели (разрешение 60 мкм) нижней зубной дуги, полученной 3D системой сканирования (opto SCAN-HE, Breuckmann GmbH); (Б) верхний и нижний левый зубной ряд жевательной группы с отмеченными фасетками стираемости красным цветом; (C) крупным планом показан левый нижний первый моляр с окклюзионной поверхности с выделением фасеток стираемости (D) сегментация поверхностей фасеток стираемости нижнего левого первого моляра для анализа окклюзионных отпечатков (OFA).

Анализ исторического материала в сравнении с современными популяциями (например, Smith, 1984, Kaifu и др., 2003) показал, что физические свойства пищевых частиц являются решающим фактором для характера изменений зубного рельефа. Предположительно состав, структура и прочность пищи, распределение давления, а также индивидуальныежевательные движения оказывают значительное влияние на рисунок стираемости. Эта взаимосвязь наблюдается у испытуемых, показывая различия в жевательных движениях в зависимости от характера текстуры пережевываемой пищи (Nakajima и др., 2001).

Для сравнения и функционального обоснования развития картины стираемости и жевательных движений челюсти мы описываем новый метод цифрового трехмерного (3D) анализа характера стираемости (Kullmer и др., 2002; Ulhaas и др., 2004, 2007), который называется анализ окклюзионных отпечатков (OFA). В отличие от традиционных качественных подходов в оценке износа зубов (например, Smith, 1984, Kaifu и др.,2003), подсчет фасеток стираемости имеет потенциал для улучшения функциональной и сравнительной интерпретации износа зубов. Количественные результаты должны в конечном итоге позволить нам охарактеризовать износ зубов в зависимости от таких факторов, как специфическая морфология зуба, окклюзионные взаимоотношения, характер питания, онтогенетические этапы, и окружающая среда. Кроме того, мы предполагаем, что четкие различия в 3D окклюзионных компасах зубов могут выявить индивидуальные различия в жевании и жевательном поведении, отражая последствия поведенческих, биологических и химических факторов (Lussi, 2006).

Материалы и методы

В качестве примера для описания метода OFA, мы выбрали зубной ряд пожизненного вегетарианца, показывая хорошо выраженные фасетки стираемости, развившиеся из-за жевания, вероятно связанного с ежедневным рационом. Объектом исследования является 48-летняя женщина, и ее ежедневный рацион состоит в основном из сырых и вареных овощей, а также растительных салатов с семенами, яблоками и цитрусовыми (7 дней в неделю). Она не употребляет алкоголь и газировку. Четыре - пять раз в неделю пациентка пьет фруктовый сок. Зубы никогда не использовались в качестве инструмента, и нет никаких признаков сошлифования зубов, как например при бруксизме. У испытуемой не было выявлено стоматологических заболеваний.Испытуемая не живет и не работает в пыльных условиях.

Данные о поверхности зубов и зубных рядов были получены из гипсовых моделей с применением 3D сканирующей системы opto SCAN-HE (Breuckmann GmbH). Для создания полностью цифровых моделей зубных коронок из высокоточных гипсовых моделей, нужно убедиться, что применяемый метод распознавания передает информацию о поверхности в достаточном разрешении (не менее 60 мкм) для анализа степени износа зубов человека (рис. 2).

Перед измерением, важно правильно сориентировать цифровыемодели в пространстве. В нашем случае зубные дуги были идеально сопоставлены после отлития моделей на разборных пластинах (Arundo FL EX, Baumann Dental GmbH), регистрации пространственного положения лицевой дугой (CP-KaVo Protar System, KaVo Dental GmbH) и окклюзии силиконовым регистратором прикуса в соответствии с существующими методиками в современной стоматологии. Лицевая дуга базируется на Камперовской горизонтали (CP), представляя ху-плоскость для системы сканирования, трансверзальная плоскость в лицевой дуге параллельна плоскости хz, аyz-плоскость системы координат соответствует сагиттальной плоскости. Модели были отлиты из стоматологического гипса и установлены в артикулятор KaVo Protar 9 на разборных пластинах с помощью индивидуальных силиконовых регистраторов прикуса и индивидуально скорректированной системы лицевой дуги. Эта информация позволила нам использовать разборные пластины, прикрепленные к зубным дугам, как соответствующую ориентацию в пространстве для системы сканирования. Соответственно, мезиодистальная ориентация отражается через Y-ось разборных пластин.

Цифровые модели редактируются в пакете модульного программного обеспечения PolyWorks 10,1 (InnovMetric Inc.), по описанному везде способу (Ulhaas и др., 2004, 2007). Для изучения треугольных коронковых поверхностей, мы используем модули IM Edit и IMInspect (PolyWorks 10,1, InnovMetric Inc.). Они позволяют создавать и подсчитывать точки,линии, плоскости, площади, объемы, а также периметры на треугольных поверхностях моделей. Фотографии окклюзионной, щечной и лингвальной поверхностей и гипсовые модели способствуют качественному изучению зон абразии и фасеток стираемости.

Для интерактивного отображения фасеток у каждой зубной коронки (Рис. 2) мы использовали инструмент ломаной линии в IMEdit (Ulhaas и др., 2004, 2007). Каждая фасетка стираемости была отмечена вручную посредством размещения ломаных линий на поверхности модели.

Затем участки фасетокбыли разделены на сегменты, и данные былисохранены отдельно для дальнейшего изучения (рис. 2c). После изоляция рисунка стираемости (рис. 2, d), мы получили усредненные плоскости для каждой фасетки стираемости в модуле IMInspect (рис. 3а, b). Потом были визуализированы нормальные векторы для каждой фасетки стираемости (рис. 3c). Затем мы спрогнозировали нормальные векторы на плоскости отсчета, а после и на плоскостях фасеток (рис. 3d). Теперь начало каждого вектора было переведено в произвольную точку, и длины векторов были стандартизированы (10 мм). Наконец, каждый вектор фасеток был закодирован цветом в зависимости от направления его наклона (определены ниже), был нарисован круг с радиусом стандартной длины вектора с началом векторов в его центральной точке (рис.3e, f). Таким образом, мы можем измерить направление наклона и углы наклона исходя из ориентации векторов фасеток. Пространственное положение фасеток стираемости определено двумя углами, ‘’направление наклона’’ измеряется против часовой стрелки для левого и по часовой стрелке для правого нижних моляров с медиальной точки (рис. 3g, h),и ‘’наклон‘’ рассматривается как наклон к плоскости отсчета (CP) (рис. 3h). Цвет направлений был определен через цветовой код окклюзионного компаса (Schulz, 2003, 2008) на рисунке 1.3D график векторов представляет индивидуальный 3D-окклюзионный компас стираемости зубов, показывая основные направления контактов между зубами верхней и нижней челюсти.

Рисунок. 3. (А) изолированные Облака точек 3D вершин (зеленый)
от фасеток стираемости поверхностей модели левого нижнего моляра; (B) Усредненные плоскости фасеток стираемости, представляющие среднее направление наклона и наклон каждой фасетки рассчитанный в модуле IMEdit (Polyworks Software, InnovMetric Inc.); (С) визуализация нормальных векторов каждой усредненной плоскости фасетки в виде красных стрелок; (D) векторы направления наклона каждой фасетки (красные стрелки) после проекции на Y-плоскости;(Е) закодированные цветом и пронумерованные фасетки стираемости левого нижнего моляра спроецированные на 3D окклюзионный компас векторов фасеток в окклюзионной проекции; (F) вид в дистальной перспективе пронумерованных и окрашенных фасеток в соответствии с 3D окклюзионным компасом; (G) 3D окклюзионный компас в окклюзионной проекции. Относительный вектор RV (красная стрелка) наклоняется мезиально, определяя 0о для измерения направления наклона (например, против часовой стрелки у левых нижних зубов); (H) каждая фасетка стираемости, например, фасетка 4, определяется через два угла, направление наклона 116.5° (Между 0° и 360°) и угломнаклона 32.6° (между 0° и 90°). Полная картина фасеток зуба записывается в его индивидуальном 3D окклюзионном компасе.

Результаты

Карта стираемости зубных рядов из примера показывает сложный характер соответствующих окклюзионных фасеток (рис. 2b). Для применения метода OFA мы выбрали в качестве примера коронку левого нижнего первого моляра (рис. 2с). Окклюзионный отпечаток моляра показывает все хорошо развитые фасетки (рис. 3, e, f), за исключением латеро-ретрузионных фасеток 1, 1.1 и 5. Плоская область стираемости, ограничивающая небольшой участок дентина на вершине бугра протоконида предположительно является областью дробления пищи, отличающейся от типичных фасеток отсутствием четкого направления наклона и краевых ребер. Таким образом, она не является фасеткой стираемости 1 (Рис.1). Из тринадцати предполагаемых молярных фасеток, как отображается на рисунке 1, всего одиннадцать четко определяемых окклюзионных фасеток видны на коронке. Преимущественно, углы наклона фасеток относительно крутые и составляют значения в узком диапазоне от 36,58° до 21,58° (таблица 1). Направления наклона варьируются, отражая основные направления окклюзионного компаса. Отмечаются только две латеро-ретрузионные фасетки (4 и 8). Нетипичная, относительно небольшая фасетка 4 располагается на задне-щечном склоне бугра гипоконулида, в то время как большая фасетка 8 (Таблица 1) развита на дистальном склоне бугра энтоконида. Все четыре латеро-протрузионные фасетки (2, 3, 6, 7) хорошо развиты, и они показывают небольшое изменение в их направлении наклона (17.48° - 49.68°). Щечные фасетки 2 и 3 удлиненны и являются единственными фасетками на щечном гребне нижнего первого моляра. Угол наклона латеро-ретрузионных фасеток варьирует в диапазоне от 116,58° до 149,68°. Латеро-протрузионное и латеро-ретрузионное направления значительно расходятся на 67°, в то время как медиа-трузионные фасетки (9-13) показывают направление наклона в диапазоне от 228.2° до 284.5°.Фасетки 10 (267.1°) и 13 (284.5°) развиваются, как зоны медиа-трузии и медиа-протрузии, в то время как хорошо развитые фасетки 9 (228.28°), 11 (230°) и 12 (247.5°) представляют четкий медиа-ретрузионный компонент. Фасетка 9 имеет самую большую площадь (таблица 1), полностью охватывая язычный скат бугра гипоконида.

Различия в окклюзионном отношении и стадий стираемости приводят к развитию индивидуальной картины фасеток, что видно и на нашем примере зубных рядов. Специфичный окклюзионный компас фасеток отражает четкие ретрузионные движения, выраженные через две латеро-ретрузионно (4 и 8) и 3 медиа-ретрузионно (9, 11, 12) ориентированные фасетки. В противоположность, хорошо развитые фасетки 2,3,6 и 7 свидетельствуют о доминирующем латеро-протрузионном направлении. Отличительное мезиальное положение нижней челюсти в прикусе описывает III класс соотношения окклюзии по Энглю. Это подтверждается отсутствующими фасетками 1.1 и 5, и дистально расположенными фасетками 4 и 8.

Сочетание крупных и крутых фасеток на окклюзионной поверхности означает сильную вертикальную составляющую во время жевания с точными контактами в сбалансированном окклюзионном соотношении.

Обсуждение

Метод OFA описывает и подсчитывает окклюзионную картину стираемости поверхностей зуба, базируясь на двух углах, площади и периметре фасеток стираемости (таблица 1). 3D окклюзионный компас (рисунок 3e-h) отражает направление наклона и наклон фасеток и поэтому отражает основные пути окклюзионных движений. Возможно интерпертировать окклюзионные взаимоотношения зубов по индивидуальным результатам OFA, если предполагается, что картина фасеток находится в 1 классе межокклюзионных соотношений по Энглю (рис. 1).

Таблица 1.
Измерения, полученные из фасеток стираемости и векторов усредненных плоскостей левого нижнего моляра зубного ряда добровольца.
Фасетка Периметр, мм Площадь, мм2 Угол наклона a, градусы Угол направления наклона b, градусы
2 10.46 6.01 36.5 40
3 10.04 5.79 25 49.6
4 6.19 1.89 32.6 116.5
6 8.91 4.66 25.6 38.9
7 6.45 2.85 34.9 17.4
8 9.7 6 27.4 149.6
9 14.46 8.67 33.2 247.5
10 9.72 4.34 30.6 267.1
11 6.97 1.86 32.9 230
12 5.4 1.65 32.2 228.2
13 8.87 2.26 21.5 284.5
a – угол между вектором и вектором, спроецированным на плоскость отсчета
; b – угол между вектором отсчета (Rv) и вектором, спроецированным на плоскость отсчета

3 класс окклюзии по Энглю предполагает отсутствие фасетки 5 при выраженном износе. Цветной график векторов 3D компаса дает прямую информацию об относительных движениях (рис. 3). Подсчет увеличивает успех оценки вертикальных и латеральных компонентов окклюзии. Кроме того, соотношение между направлениями фасеток и углами наклона может отражать механические свойства пережеванных пищевых продуктов (Lucas, 2004; Lucas и Luke, 1984).В стоматологической антропологии и палеонтологии выводы о составе пищевых продуктов сделаны по характеру стираемости зубов (например, Crompton и Hiiemae,1970; Molnar, 1971, 1972; Crompton, 1971; Butler,1973; Kay, 1973; Kay и Hiiemae, 1974; Maier и Schneck, 1981; Teaford, 1983; Janis, 1984, 1990; Maier, 1984; Strait 1993a,b; Ungar и Williamson, 2000; Ungar и M’Kirera 2003, M’Kirera и Ungar 2003, Ulhaas и др.., 2004, 2007).Тем не менее, роль частиц пищи в развитии стираемости все еще является предметом дискуссий (Lucas, 2004), так как развитие фасеток стираемости описывается как многопричинный процесс (Lussi, 2006). Поведенческие, биологические и химические факторы,вызывающие потерю эмали на поверхности зуба постоянно обсуждаются (Lussi, 2006).

Мы предполагаем, что специфическая картина стираемости у нашего добровольца – вегетарианца, записанная с помощью OFA на примере первого моляра, дает информацию о питании и повседневном пищевом поведении. Количественные результаты о размере и крутизне в сочетании с качественным описанием заостренных краев выступающих фасеток стираемости, свидетельствуют о том, что необходима выраженная латеральная сила для формирования зон подобной формы.Следуя простым механическим принципам, это указывает на более высокую режущую и сдвиговую нагрузку в области фасеток стираемости в сравнении с дробящими и измельчающими движениями, которые привели бы к созданию более плоских поверхностей под действием более высоких вертикальных нагрузок.

В нашем случае, ежедневный вегетарианский рацион человека состоит в основном из сырых и вареных овощей, салатов, яблок, цитрусовых, семян и орехов. Кроме того, ежедневно потребляется свежий фруктовый сок. Мы пришли к выводу, что индивидуальный рисунок износа в нашем примере содержит информацию о питании. Это предполагает, что жевание в основном сырой вегетарианской пищи,такой как капуста, сельдерей, морковь, кольраби и яблоки, привело к выраженной текстуре стираемости. Можно ожидать, что большая часть твердых и хрупких материалов, таких как травы, листья, зерна и т.д. в ежедневном рационе будут вызывать более платообразные гладкие фасетки стираемости с меньшим наклоном различными направлениями плоскостей за счет преобладания дробления и шлифования. Большее количество упругой и мягкой пищи, например приготовленное мясо, вероятно, приведет к сокращению острых краев фасеток стираемости на окклюзионном рельефе из-за полирующих эффектов. Мы прогнозируем, что мясо в зависимости от методов его приготовления будет развивать умеренно наклоненные фасетки стираемости. Этого не наблюдается в нашем примере.

Данные предположения о взаимосвязи между OFA и диетой должны быть проверены путем сравнения окклюзионных отпечатков у нескольких вегетарианцев в сравнении с таковыми у не-вегетарианцев. OFA, описанный в данном исследовании, представляет собой объективный метод для сравнения окклюзионного характера стираемости. Методика дает возможность для функциональной интерпретации в оценке состава пищи, например у исторических и ископаемых антропологических образцов. Это будет способствовать количественному сравнению окклюзионных различий, например между вегетарианскими и невегетарианскими популяциями.

Применение OFA в палеоантропологических образцах сможет улучшить качество стоматологических функциональных морфологических исследований эволюционных изменений в пережевывании пищи и инструментах, использованных для приготовления пищи. Кроме того, судебно-медицинские исследования могут извлечь выгоду от использования OFA для объединения зубов в единые зубные ряды при сборке разных зубных коронок.

Как правило, у современных популяций Homo sapiens стираемость зубов выглядит менее выраженной, так как продукты питания обычно смягчаются в процессе приготовления пищи и другими манипуляциями. Особенно в промышленно развитых странах, прогрессирующая cтираемость зубов обычно интерпретируется, как патологический процесс в результате нервно-мышечной окклюзионной реакции и не связанных с жевательными движениями нижней челюсти, которые в основном происходят во время сна (Ohayon и др., 2001). Необходимо точное понимание процессов изменений, связанных с развитием стираемости зубов, чтобы по-настоящему понять, как снижение стираемости в современном обществе негативно влияет на наше здоровье полости рта (Kaifu и др., 2003). Очевидно, что использование зубов у H. Sapiens резко изменилось, по крайней мере, с тех пор, как индустриализация практически исключила естественное избирательное давление назубные ряды.

Методика OFA дает новый инструмент для количественных сравнительных исследований, чтобы понять причины и важность естественной стираемости зубов, процесса, наблюдаемого у всех млекопитающих.

С точки зрения механики, зубы должны рассматриваться в качестве инструментов для дробления и размалывания еды, и многочисленные исследования говорят о четкой взаимосвязи между жевательной эффективностью зубных рядов и изменением формы и рельефа окклюзионных поверхностей зубов (Lucas, 2004). Морфология антагонистов адаптируется из-за истирания и абразии частиц эмали, вызванной различными факторами, наблюдаемой через сравнение комплиментарных фасеток, сопоставляемых друг с другом при определенных вариантах окклюзии. Исследования будут продолжены в дальнейшем, насколько полезным может быть методика OFA, например, для определения индивидуального возраста, определения связи друг с другом отдельных зубов или для оценки характера питания у родовых групп населения. Дальнейшие исследования также поможет определить, может ли OFA быть полезным для современной стоматологии.

Благодарности от авторов

Мы благодарны анонимным рецензентам и редакторам за их полезные замечания и Dick Byer за редактирование на английском языке.

Литература:

Butler PM. 1973. Molar wear facets of early tertiary North American Primates. In: Zingeser MR, editor. Craniofacial biology of primates, Vol. 3, Symposia of the Fourth International Congress of Primatology. Basel: Karger. p 1–27.
Crompton AW. 1971. The origin of the tribosphenic molar. Zool J Linn Soc (50 Suppl. 1):65–87.
Crompton AW, Hiiemae KM. 1970. Functional occlusion and mandibular movements during occlusion in the American opossum. Didelphis marsupialis. L Zool J Linn Soc 49: 21–47.
Douglass GD, DeVreugd RT. 1997. The dynamics of occlusal relationships. In: McNeill C, editor. Science and practice of occlusion. Illinois: Quintessence. p 69–78.
Janis CM. 1984. Predictions of primate diets from molar wear pattern. In: Chivers DJ, Wood BA, Bilsborough A, editors. Food acquisition and processing in primates. New York: Plenum. p 331–340.
Janis CM. 1990. The correlation between diet and dental wear in herbivorous mammals, and its relationship to the determination of diets of extinct species. In: Boucot AJ, editor. Evolutionary paleobiology of behaviour and coevolution. Amsterdam: Elsevier Science. p 241–259.
Kaifu Y, Kasai K, Townsend GC, Richards LC. 2003. Tooth wear and the ‘‘design’’ of the human dentition: a perspective from evolutionary medicine. YrbkPhysAnthropol 46: 47–61.
Kay RF. 1973. Mastication, molar tooth structure and diet in primates, dissertation. Yale: Yale University.
Kay RF. 1977. The evolution of molar occlusion in the Cercopithecoidea and early catarrhines. Am J PhysAnthrop 46:327–352.
Kay RF, Hiiemae KM. 1974. Mastication in Galagocrassicaudatus, acinefluorographic occlusal study. In: Martin RD, Doyle GA, Walker A, editors. Prosimian biology. London: Duckworth. p 501–503.
KordaЯ B, Velden P. 1996. Der individuelleokklusaleKompaЯ. Computer- gestuЁtzteAufzeichnungen der okklusalenBewegungsfunktion fuЁ r die AufwachstechniknachPolz und Schulz. Dental Lab 44:1595–1601.
Kullmer O, Huck M, Engel K, Schrenk F, Bromage T. 2002. Hominid Tooth Pattern Database (HOTPAD) derived from optical 3D topometry. In: Mafart B, Delingette H, editors. Three-dimensional imaging in paleoanthropology and prehistoric archaeology. Liege, Acts of the XIVth UISPP Congress, BAR Int. Ser. 1049. p 71–82.
Lucas PW. 2004. Dental functional morphology—how teeth work. Cambridge: University Press.
Lucas PW, Luke DA. 1984. Chewing it over: basic principles in food breakdown. In: Chivers DC, Wood BA, Bilsborough A, editors. Food acquisition and processing in primates. New York: Plenum. p 283–301.
Lussi A, editor. 2006. Dental erosion—from diagnosis to therapy. In: Whitford GM, series editor. Monographs in oral science, Vol. 20. Basel: Karger.
Maier W. 1984. Tooth morphology and dietary specialization. In: Chivers DJ, Wood BA, Bilsborough A, editors. Food acquisition and processing in primates. New York: Plenum. p 303–330. Maier W, Schneck G. 1981. Konstruktionsmorphologische Untersuchungen am GebiЯ der hominoidenPrimaten. Z Morph Anthrop 72:127–169.
M’Kirera FM, Ungar PS. 2003. Occlusal relief changes with molar wear in Pan troglodytes troglodytes and Gorilla gorilla gorilla. Am J Primatol 60:31–41.
Molnar S. 1971. Human tooth wear, tooth function and cultural variation. Am J PhysAnthropol 34:175–190.
Molnar S. 1972. Tooth wear and culture: a survey of tooth functions among some prehistoric populations. CurrAnthropol 13:511–526.
Nakajima J, Hideshima M, Takahashi M, Taniguchi H, Ohyama T. 2001. masticatory mandibular movements of different foods textures related to onomatopoetic words. J Med Dent Sci 48:121–129.
Ohayon MM, Kasey KL, Guilleminault C. 2001. Risk factors for sleep bruxism in general population. Chest 119:53–61.
Schulz D. 2003. NAT—Die NaturgemaЁЯe Aufwachstechnik. Teil 1: Der anterioreBereich. Fuchstal: Teamwork Media.
Schulz D. 2008. NAT—Die NaturgemaЁЯe Aufwachstechnik. Teil 2: Der posterioreBereich. Fuchstal: Teamwork Media.
Schulz D, Winzen O. 2004. BasiswissenzurDatenuЁbertragung. Fuchstal: Teamwork Media.
Smith BH. 1984. Pattern of molar wear in hunter-gatherers and agriculturalists. Am J PhysAnthropol 63:39–56.
Strait SG. 1993a. Differences in occlusal morphology and molar size in frugivores and faunivores. J Hum Evol 25:471–482.
Strait SG. 1993b. Molar morphology and food texture among small-bodied insectivorous mammals. J Mamm 74:391–402.
Teaford MF. 1983. The morphology and wear of the lingual notch in macaques and langurs. Am J PhysAnthrop 60:7–14.
Ulhaas L, Kullmer O, Schrenk F. 2007. Tooth wear diversity in early hominid molars—a case study. In: Bailey S, Hublin JJ, editors. Dental perspectives on human evolution: state of the art research in dental anthropology. Dordrecht: Springer. p 369–390.
Ulhaas L, Kullmer O, Schrenk F, Henke W. 2004. A new 3-d approach to determine functional morphology of cercopithecoid molars. Ann Anat 186:487–493.
Ungar PS, M’Kirera F. 2003. A solution to the worn tooth conundrum in primate functional anatomy. Proc Natl AcadSci USA 100:3874–3877.
Ungar PS, Williamson M. 2000. Exploring the effects of tooth wear on functional morphology: a preliminary study using dental topographic analysis. Paleont Electron 1. Available: http://www-odp.tamu.edu/paleo/2000_1/gorilla/main.htm.

  • * Опубликовано American journal of physical anthropology 139:600–605 (2009)
Закрыть

Заказать звонок

Нажимая на кнопку ОТПРАВИТЬ, я даю согласие на обработку персональных данных